Skip to content

Дания и Россия

Дания и Россия: история продолжается
«Что такое для вас Дания?» Опрос общественного мнения среди жителей России на эту тему, насколько нам известно, никогда не проводился. И, тем не менее, с большой долей вероятности можно спрогнозировать его результаты. Для многих в России Дания остаётся сказочной страной, думая о которой, мы переносимся в далёкое детство, к волшебным сказкам Андерсена, которые завоевали себе популярность среди русских читателей в середине XIX в. — именно тогда появились их первые переводы на русский язык. Другие вспомнят датскую принцессу Дагмар, ставшую российской императрицей, супругой Александра III, под именем Мария Фёдоровна. У кого-то Дания ассоциируется с велосипедами, настоящим символом Копенгагена и других датских городов, и эта неотъемлемая сторона датской жизни тоже оставила свой след в датско-российских связях: в 2009—2010 гг. в Москве и Санкт-Петербурге с успехом прошла выставка «На велосипеде по городу. Мечта? Реальность!». Датский опыт востребован российскими энтузиастами велокультуры.
Действительно, можно найти много образов, повествующих о датско-российских отношениях. И всё же, какими бы яркими они ни были, эти символы далеко не исчерпывают богатую историю отношений наших стран. Этому и посвящён наш очерк.

«О любви и братстве»
История датско-российских отношений уходит в далёкое прошлое. Культурные контакты наших стран относятся к раннему средневековью, а уже в IX в. о датско-русских связях имеются свидетельства письменных источников. В 862 г. летопись сообщает о призвании славянскими племенами трёх братьев-варягов — Рюрика, Синеуса и Трувора — на княжение в Новгород. Долгое время это событие считалось началом древнерусской государственности. Среди историков до сих пор нет единого мнения об этнической природе варягов. Но, хотя многие сомневаются, были ли варяги норманнами, несомненно, что связи Руси с народами Северной Европы, в частности, с предками нынешних датчан, имели широкий характер. И лишь намного позднее, в конце XV в., отношения Датского королевства и Русского государства были оформлены официально. На сближение двух стран повлияло наличие общей норвежско-русской границы (Норвегия тогда входила в состав Датского королевства) и общего врага — Швеции.
Итак, в 1493 г. страны подписали Копенгагенский трактат, который в относительно общих чертах определял обязательства по взаимопомощи перед лицом общих врагов – Швеции и Литвы. Данный документ устанавливал свободные торговые отношения между двумя государствами и гарантировал поддержку Руси в реализации планов по включению Швеции в состав объединённого северного королевства в обмен на датскую помощь в получении выхода к Балтийскому морю. Трактат, также известный как договор «О любви и братстве», был возобновлён в 1516 г.
В июне 1493 г. для ратификации договора в Москву прибыл магистр Ханс Клаусен, первый посол Дании в России. Так было положено начало дипломатическим отношениям между нашими странами, которые почти ни разу не прерывались на протяжении более 500 лет.

Северная война
В начале XVIII в. Дания и Россия оказались участниками Северного Союза. Как и прежде, их объединил общий враг — Швеция. Россия уже несколько столетий безуспешно стремилась получить выход к Балтийскому морю, встречая отпор шведов, датчане же хотели вернуть прибалтийские территории, утраченные в результате мощной экспансии Швеции и превращения Балтийского моря в «шведское озеро».
Война для России и Дании началась с неудач. В марте 1700 г. король Дании Фредерик IV направил войска на территорию Гольштейна, союзника Швеции. Реакция не заставила себя ждать. При содействии англо-голландского флота шведский король Карл XII высадил войска в Северной Зеландии и вынудил датчан заключить мир. Таким образом, Дания на много лет оказалась выведена из войны. В августе того же года русские войска осадили шведскую крепость Нарва в Финском заливе, однако осада затянулась, что позволило Карлу XII перебросить свои войска и нанести русским крупное поражение.
Лишь в июне 1709 г. русской армии удалось нанести шведам крупное поражение под Полтавой. Карл XII был вынужден бежать в Турцию. Настал поворотный момент Северной войны. Коалиция датчан и русских против общего врага заработала с новой силой. В 1710 г. русские войска заняли Эстляндию и Лифляндию, за ними последовали шведские владения в Северной Германии. Появилась возможность координировать действия вооружённых сил двух стран. Возник план, объединив усилия, высадиться в Сконе. В июне 1716 г. Россия и Дания заключили соответствующее соглашение, а месяц спустя Пётр I отправился в Копенгаген, чтобы лично наблюдать за приготовлениями. Так состоялся первый официальный визит главы Русского государства в Данию. В Копенгагене его ожидал пышный приём, посещение Круглой башни и прочих достопримечательностей города, многочисленные пиры… и промедление с решением того вопроса, ради которого он приехал. Не обошлось без вмешательства извне: король Англии Георг I, опасаясь укрепления позиций России в Прибалтике, оттягивал свое согласие на поддержку английским флотом высадки в Сконе. В результате от этой идеи пришлось отказаться. Под нажимом англичан Дания заключила сепаратный мир со Швецией (1720 г.), и заканчивать войну русским пришлось уже без датчан (1721 г.).

Датчане открывают Россию
В новое время, да и позже, представления датчан о России основывались на записках  путешественников, которым посчастливилось побывать в этой необычной стране и познакомиться с её культурой и обычаями. Путешествия в те времена были делом нелёгким и опасным, и поэтому большинство писателей отправлялись в далёкую Московию по служебной или деловой необходимости: авторы дошедших до нас воспоминаний были дипломатами, купцами или военнослужащими.

Не исключение и Якоб Ульфельдт (ок. 1530—1593 гг.), оставивший классическое описание Русского государства XVI в. Представитель одного из знатных родов, он проявил незаурядные способности дипломата и был назначен главой датского посольства, отправившегося в 1578 г. ко двору Ивана Грозного. Перед Ульфельдтом стояла задача добиться прочного мира с русскими, точно демаркировать русско-норвежскую границу и добиться признания захвата датчанами о. Эзель. Миссия Ульфельдта потерпела неудачу, что стоило ему места в ригсроде и означало потерю ленных владений, зато его «Записки о Московии» ждала более завидная судьба. Наряду со знаменитыми свидетельствами австрийца Сигизмунда Герберштейна они представляют ценный источник по истории Руси второй половины XVI в.

Перенесёмся на несколько столетий вперёд, во времена Петра I. 1710 г. Остров Кронштадт. Пётр I инспектирует один из своих полков. В числе зрителей — командор Юст Юль – чрезвычайный посланник короля Фредерика IV. Вид 13 тыс. солдат,  прямо по льду перетаскивающих пушки и тяжёлое вооружение, производит на Юля неизгладимое впечатление: «Русские так выносливы, — записывает он, — что с ними можно совершить то, что для солдат всех прочих наций казалось бы невыполнимым».

За время пребывания в России Юль, бравый моряк, наверняка знавший толк в выпивке, вынужден был признать, что соперничать в этом с русскими он не в силах. Как-то раз, во время одной из вечеринок, ему пришлось забраться на верхушку мачты, чтобы хотя бы так избежать безостановочных возлияний. Но не тут-то было. Пётр I самолично полез за ним, сжимая наполненный стакан в зубах, «и там, где я рассчитывал найти полную безопасность, мне пришлось выпить не только стакан, принесённый самим царём, но ещё и четыре других стакана. После этого я так захмелел, что смог спуститься вниз лишь с великой опасностью», — вспоминал Юль. 

На службе России: Витус Беринг
Витус Беринг (1681—1741), больше известный русским современникам под именем Иван Иванович, прослужил в русском флоте всю Северную войну. В 1725 г. по поручению Петра I возглавил экспедицию на Камчатку, призванную найти кратчайший путь из Сибири в Северную Америку.  Спустя три долгих года экспедиция в составе 26 человек достигла тихоокеанского побережья. Обогнув северо-восточную оконечность Азии, Беринг убедился, что между Азией и Америкой существует пролив, «если только не мешает плывущий с севера лед». Однако западного побережья Америки экспедиции достичь не удалось, и по ее возвращении в Санкт-Петербург Берингу были высказаны сомнения в открытии пролива.

Беринг принял это сомнение как вызов и предложил исследовать и нанести на карту все побережье Северной Азии и Западной Америки от устья реки Двины через пролив, который ныне носит его имя, вплоть до Японии и Калифорнии. Вторая камчатская экспедиция объединила большую группу учёных, несколько десятков морских офицеров и 500 членов команды. В 1741 г. она достигла северо-западной Америки, где на карту были нанесены часть Аляски и Алеутские острова. Во время попытки пройти Берингов пролив вдоль американского берега корабль Беринга из-за шторма сбился с курса. Пять месяцев он плутал в незнакомых водах и пристал к необитаемому острову (ныне о. Беринг), где спустя некоторое время и скончался от болезни. В 1991 г. датским археологам в составе советской экспедиции удалось найти могилу Витуса Беринга.

Кризис, примирение и снова кризис
Одним из условий датско-шведского мира 1720 г. было обещание шведов никогда не выступать в союзе с Готторпом против Дании. Датчане собирались вздохнуть спокойно, но не тут-то было: в начале 1721 г. Пётр I пригласил в Россию юного готторпского герцога Карла Фридриха, чтобы обсудить возможный брак с дочерью Петра Анной Петровной.

В первые годы царствования Екатерины II отношения России и Дании улучшились. В 1773 г. был подписан секретный договор о «вечном союзе» между двумя странами, несколько позже дополненный торговым соглашением. Интересно, что при дворе Екатерины работал датский художник Вигилиус Эриксен (1722—1782), создавший два знаменитых портрета Екатерины II.
Менее чем через полвека в отношениях Дании и России появилась трещина. В 1813 г. Дания заключила союз с Наполеоном. Датские вспомогательные войска были призваны предотвратить вторжение англо-русско-немецких сил в Ютландию. Несмотря на ожесточенное противостояние, русским казакам удалось захватить города Кольдинг и Рибе  (1814).

Принцесса Дагмар
В 1860 г. император Александр II обратился к королю Дании Кристиану IX и королеве Луизе с просьбой разрешить наследнику российского престола, великому князю Николаю нанести им визит. Именно в это время император был озабочен поисками невесты для своего сына Николая. Выбор претенденток был крайне мал. Немецкие принцессы исключались в связи с недавно проигранной Крымской войной, поэтому юная Дагмар прекрасно подходила в невесты наследнику российского престола, хотя и происходила из сравнительно недавно воцарившейся в Дании Глюксбургской династии, не игравшей значительной политической роли в международном плане и ведущей почти спартанскую жизнь. В пользу принцессы Дагмар, помимо ее красоты и очарования, говорило и то обстоятельство, что царь Александр II был с детства дружен с ее отцом.

Предложение о браке со стороны царской семьи было принято с величайшей радостью. После недавней войны с Пруссией и Австрией были потеряны датские территории в южной Ютландии. Появилась надежда, что российская держава сможет помочь в их скором возвращении.

Молодые люди влюбились друг в друга с первого взгляда. Принцесса Дагмар перешла в православную веру и при крещении была наречена Марией Федоровной. Во время первого путешествия в Петербург по случаю своей помолвки Дагмар произвела приятное впечатление на русский двор, и, казалось, все предвещало благополучный исход. Но спустя несколько месяцев наследник Николай внезапно умер от менингита. Для юной принцессы эта новость стала величайшей трагедией.

Однако датская и российская династии были заинтересованы в укреплении связей между монаршими дворами, поэтому была заключена новая помолвка.

Свадьба состоялась в Петербурге. Она позволила укрепить дружбу и сотрудничество между двумя державами. Хотя семейная жизнь принцессы началась трагически, ее брак с Александром был весьма гармоничен. Своим очарованием и естественностью поведения Дагмар создала вокруг мужа атмосферу доброжелательности и уюта. В качестве отца семейства Александр III чувствовал себя лучше всего. Огромный, неуклюжий и громогласный в кругу шестерых своих детей и множества племянников и племянниц, он превращался в неутомимого, шаловливого и беззаботного ребенка. Со времен замужества Дагмар и ее старшей сестры Александры (жены принца Уэльского Эдуарда) была положена традиция ежегодных встреч cемьи в Копенгагене. В противоположность зятю Эдуарду, который в семейном кругу заметно скучал и чувствовал себя неуютно, Александр вел себя как дома. Ежегодные встречи в Копенгагене позволяли забыть о повседневных заботах российской жизни и о непреходящей угрозе покушения.

«Копенгагенские встречи» воспринимались в правящих европейских кругах с некоторой долей подозрения — ведь кто знает, какие политические решения созревали во время таких посиделок? Но подозрения были совершенно безосновательны – политические вопросы не обсуждались вообще. Здесь царила беспечность и простое времяпрепровождение.

Таким образом, брак Дагмар с Александром не имел каких-либо значительных политических последствий. Тем не менее, связи с Россией дали Дании ряд других преимуществ. Императрица Мария Фёдоровна была хозяйкой огромного и роскошного царского дома. Благодаря ей завязывались самые разные контакты, которые оставили заметный след в экономической жизни двух стран. Например, благодаря активному участию императрицы была создана Датско-Российская телеграфная компания.

Связи между Данией и Россией оставили след в городском пейзаже Копенгагена. Например, русская православная церковь св. Александра Невского близ королевской резиденции Амалиенборг заметно выделяется тремя золочеными куполами-луковками, вливаясь в ансамбль многочисленных копенгагенских башен. Ее строительство было частично профинансировано из личных средств царской семьи. Первоначально церковь строилась в связи с частыми визитами венценосной четы, но после революции ее приход значительно увеличился.
Благодаря браку датской принцессы с российским наследником значительно обогатились знания и представления датчан о русских, их культуре и традициях. Частые визиты царской четы в Копенгаген представляли собой красочное экзотическое зрелище: статные российские морские офицеры и могучие бородатые казаки сопровождали монархов. Вплоть до 50-х гг. прошлого века на ежегодной русской ярмарке копенгагенцы продолжали свое знакомство с образцами культуры царского времени, сохранявшимися среди русских эмигрантов.

Землеустроитель Кофод: 50 лет в России
Начало ХХ в. ознаменовалось реформированием аграрного сектора Российской империи под руководством Петра Столыпина. Главной целью реформ была трансформация традиционных сельских общин. Крепостное право было отменено в 1861 г., однако у крестьян не было возможности выплатить долг государству и, покинув общину, переехать на новое место жительства. Коллективное землевладение, чересполосица, беспрекословное подчинение старостам существенно замедляли развитие аграрного сектора. Столыпин верил, что получение крестьянами земли в частную собственность позволит создать индивидуальные фермерские хозяйства, приносящие доход и способствующие подъему экономики. Аграрная реформа предусматривала большое разнообразие мероприятий, включая образование сельскохозяйственных кооперативов и формирование схем кредитования. Большое значение уделялось образованию в области аграрной науки.
В реализации столыпинских реформ сыграл важную роль датчанин Карл Андреас Кофод (1855—1948). Он по праву считается одной из самых выдающихся фигур в истории датско-российских отношений. Его деятельность касалась ликвидации общинных земель. Прожив в России более 50 лет, он оставил множество трудов на русском и датском языках, посвященных различным аспектам аграрной реформы в России и в странах Юго-Восточной Европы.

Будучи совсем молодым человеком, по его собственному признанию, Кофод захотел «вырваться в широкий мир». По предложению двоюродного брата он присоединился к датским фермерам, купившим усадьбу недалеко от Великих Лук. Юноша не знал ни слова по-русски, но в противоположность своим товарищам сразу же с большим усердием занялся изучением нового языка. Его старания окупились сторицей. Блестящее знание русского положило начало его последующей карьере в России под именем Андрея Андреевича — так стали называть его русские крестьяне.

Кофоду понадобилось совсем немного времени, чтобы убедиться в «нелепости крестьянских земельных наделов, и, прежде чем не будет ликвидирована чересполосица владений с целью создания крупных целостных участков, о скором прогрессе сельского хозяйства не может быть и речи». Идея разверстания пришла ему в голову летом 1880 г., когда Кофод встретился в Москве с одним из бывших преподавателей из Высшей сельскохозяйственной школы.

В то время общинное владение землями было сродни национальному достоянию, которое требовалось сохранить любой ценой. Кофод начал заниматься изучением общинных связей и изучать систему земельных наделов отдельных крестьян. Чем больше он углублялся в сущность вопроса, тем больше убеждался в невозможности основательного улучшения продуктивности крестьянских хозяйств без радикальных перемен в землеустройстве как с юридической, так и с технической точки зрения. Сложность состояла в том, что в России не существовало прецедентов, которые позволили бы убедить российское правительство в правильности выводов Кофода.
Ему потребовалось 20 лет, чтобы отыскать пример удачно проведенного разверстания общинных земель одного из крестьянских хозяйств в Могилевской губернии. С большим трудом Кофоду удалось напечатать статью о своем открытии в еженедельнике министерства финансов. Благодаря счастливой случайности (редакция еженедельника сократила подпись «Датчанин» до «Д-ин»), статья была воспринята как написанная русским и получила широкий резонанс. Собрав дополнительные материалы, касающиеся самостоятельного разверстания в западных губерниях, в 1904 г. Кофод сделал доклад на заседании Императорского географического общества, привлекший внимание министра финансов Витте. При участии последнего Кофод продолжил свои исследования и в 1905 г. опубликовал на русском языке монографию «Крестьянские хутора на надельной земле», изданную за государственный счет. Этот труд он считал главным в своей жизни.

В 1908 г. Кофод возглавил работу по землеустройству и в течение последующих лет разъезжал по европейской части России с инспекцией проведенных работ. Помимо этого он написал брошюру на понятном крестьянам языке о пользе хуторского расселения, которая разошлась полумиллионным тиражом. В 1913 г. Кофод смог подытожить предварительные результаты своей работы в книге «Русское землеустройство». В следующем году разразилась первая мировая война, и деятельности Кофода по реформированию в области аграрных реформ в России пришёл конец.

Наступил Октябрь
Октябрьская революция 1917 г. воспринималась датским обществом неоднозначно.  Датская буржуазия не принимала большевиков всерьез. Главная газета консерваторов «Берлингске тиденде» писала, что коммунистический режим очень скоро перерастёт в какую-либо иную форму правления. Один из профессоров Копенгагенского университета утверждал, что «большевики крайне необразованны и поэтому не смогут удержать контроль над страной».

Датские социал-демократы, напротив, восприняли победу революции как значительное событие. Их лидер Торвальд Стаунинг считал, что победа большевиков положит конец кровопролитной войне в Европе. Далее социал-демократы называли Октябрьскую революцию не иначе как «революция мира».
Однако представления Ленина и его соратников о мире значительно отличались от социал-демократических и предполагали полное искоренение капитализма как источника любых войн. Лидер большевиков открыто заявил датскому послу Харальду Скавениусу, что капиталистические государства будут признаны до поры до времени, а дипломатические отношения с этими странами будут использованы для поддержки в них деятельности пятой колонны, призванной сбросить капиталистическое иго.

Скавениус стал ярым сторонником военной интервенции в Россию, в том числе и с целью выполнения «морального долга» спасения царской семьи, членом которой являлась императрица Мария Федоровна, датчанка по происхождению. Эти действия не нашли поддержки у двоюродного брата посла, министра иностранных дел Эрика Скавениуса, который вместе с другими западными политиками счел их излишними и невыполнимыми.
Неприятие Советской России значительно возросло в конце 1918 г., когда разразилась Ноябрьская революция в Германии, и Дания всерьез стала опасаться красного пожара в Европе. Поэтому когда в Копенгагене прозвучали революционные призывы, правительству ничего не оставалось как мобилизовать полицию. В том же году была создана база для военных операций Британского флота в восточных морях, и Дания втайне присоединилась к политическим и экономическим санкциям против Советской России.

Лишь в 1919 г., когда коммунистический режим в Венгрии потерпел поражение, датчане смогли спокойно вздохнуть, т. к. новообразованные прибалтийские государства, воссоединившаяся Польша и торжество капитализма в Венгрии и Финляндии отодвинули границы советской России далеко от датской территории.

Дания и Россия в 1939—1991 гг.
В годы, предшествующие второй мировой войне, Москва потребовала от Дании и других скандинавских стран прекратить их якобы прогерманскую политику и сохранять нейтралитет.
Однако после подписания пакта о ненападении между Сталиным и Гитлером в 1939 г. советская внешняя политика сменила курс. Пакт поделил сферы влияния Германии и Советского Союза в отношении стран Балтийского моря. В результате над Данией нависла угроза германской оккупации. В связи с этим она попыталась наладить отношения с Москвой. Вторжение советских войск в Финляндию в ноябре 1939 г. прошло с её молчаливого согласия. Дания не поддержала предложение об исключении Советского Союза из Лиги Наций.
Однако Москва не особо обращала внимания на датские заигрывания, пока немцы не нарушили условий пакта летом 1941 г. С этого момента сотрудничество датского правительства с Германией стало рассматриваться как «лакейство перед Гитлером», а мягкая оккупация датских территорий стала признаком тайного сговора Дании с фашистским режимом.

Тем не менее в последние годы войны Советский Союз поддерживал связи с датским Движением сопротивления, надеясь, помимо прочего, направить развитие послевоенного общества в социалистическое русло.
Война закончилась, датские коммунисты переживали всплеск популярности, но к существенных изменений в датской внешней политике так и не произошло. В мае 1945 г. советские войска заняли о. Борнхольм. Год спустя советские части были выведены из-за противостояния с Великобританией по поводу сфер влияния в Балтийском море.

В 1949 г. Дания стала членом НАТО. Нейтралитету в отношении СССР пришёл конец. Небольшая скандинавская страна стала противником огромного государства.

Вплоть до смерти Сталина в 1953 г. советская политика в отношении Дании представляла собой комбинацию тяжёлого кнута и маленького пряника. В первом случае её ожидало полное уничтожение вследствие ядерной бомбардировки, реши она расположить на своей территории НАТОвские боеголовки; во втором случае Дания могла наслаждаться нейтрализмом со стороны восточного противника.

С приходом к власти Н. С. Хрущёва отношения между двумя странами несколько потеплели. Перед его визитом в Данию в 1964 г. советский премьер Николай Булганин изобразил скандинавские страны невинными и по-детски наивными марионетками западных держав. Такое заявление обидело датское правительство, и отношения между странами вернулись в русло враждебности. Хрущев был последним лидером советского (российского) государства, посетившим Данию с официальным визитом.

Новый уровень взаимоотношений
В конце 1980-х гг. Дания оказывала содействие прибалтийским республикам в их стремлении к независимости: проводились программы обмена, кампании по сбору средств и пр. Дания стала одним из первых государств, признавших независимость прибалтийских республик после распада Советского Союза.  В октябре 1991 г. в Риге, Вильнюсе и Таллинне были открыты датские посольства. Дания активно поддерживала прибалтийские республики в их стремлении присоединиться к НАТО, стать членами Европейского Союза и построить открытое демократическое общество.

Вышли на новый уровень торгово-экономические и культурные отношения. В начале 90-х гг. датские компании видели в России как «государство неограниченных возможностей». Датчане начали активно экспортировать в Россию,  а также открывать дочерние компании на территории Российской Федерации, правда, эта тенденция была несколько нарушена дефолтом августа 1998 г. Активно развивалось культурные связи. В 1993 г. состоялось подписание датско-российского соглашения о культурном сотрудничестве. Для датских и российских студентов открылись новые возможности прохождения стажировок в ведущих вузах обеих стран, датчане, изучающие русский язык, и русские, которые учат датский, отныне могут посещать летние языковые курсы.

Двадцать первый век начинается
В октябре 2002 г. в Копенгагене состоялся Всемирный чеченский конгресс, одним из организаторов которого стал Ахмед Закаев, вице-премьер самопровозглашённой Чеченской республики Ичкерия. Российские власти заявили решительный протест в связи с проведением конгресса и потребовали ареста Закаева и его экстрадиции, обвиняя его в причастности к организации захвата заложников в театральном центре на Дубровке (23—26 октября 2002 г.). 30 октября Закаев был арестован, но через пять недель отпущен датскими властями за недостаточностью улик.

В 2005 г. королева Дании Маргрете II и президент России Владимир Путин, поддержанные правительствами обеих стран, пришли к соглашению о переносе праха Марии Федоровны в Санкт-Петербург. Тем самым должна была исполниться её воля — покоиться рядом с супругом. Церемония перезахоронения, проходившая 23—28 сентября 2006 г., собрала множество высокопоставленных гостей, среди которых были кронпринц Дании Фредерик и принц Майкл Кентский с супругами.

Одновременно набрало темпы и торгово-экономическое сотрудничество. Уже в 2000 г. датские компании осознали, что проблемы 1998 г. были временными, и в 2003 г. датский экспорт достиг докризисного уровня. С тех пор наблюдаются положительные тенденции в развитии российско-датского сотрудничества. 2008 г. стал рекордным для датского экспорта, который достиг небывалого уровня в 2,07 млрд. долларов. С 2000 по 2008 гг., датский экспорт в Россию увеличился более чем на 300%, и Россия заняла 15-е место среди экспортных рынков Дании.

С 2000 г. также активно развивался экспорт из России в Данию, ежегодно увеличиваясь на 20-25%. В Данию, в основном, экспортируется нефть, газ, зерно и другие природные ресурсы.
Несомненно, финансовый кризис конца 2008 г. негативно отразился на российско-датской торговле, что привело к сокращению показателей в 2009 г.. Тем не менее, мировой финансовый кризис не имел такого сильного эффекта, как дефолт 1998 г. В благоприятный период  2000—2008 г. большинство руководителей датских компаний поняли, что российский рынок представляет огромный стратегический интерес, и приняли решение постараться переждать внезапное падение спроса, не покидая Россию. Таким образом, датские компании готовы к продолжению деятельности в «посткризисной России».

Сотрудничество в аграрном секторе
С 1991 г. в Россию было завезено большое количество датских племенных свиней и крупного рогатого скота, что способствовало формированию отличной базы для создания нового эффективного мясомолочного производства в России. Наряду с поставкой животных осуществлялся обмен методами управления сельскохозяйственными предприятиями, проводились совместные российско-датские образовательные программы. Более 1000 российских фермеров прошли обучение в Дании, и на базе Кубанском университете в Краснодаре был основан Датско-Российский образовательный центр.

Датские технологии в сфере животноводства сегодня довольно активно используются во многих российских хозяйствах, и на сегодняшний день существует целый ряд датских инвестиционных проектов в сфере свиноводства. С российской стороны особый интерес отмечается к датскому оборудованию для выращивания сельскохозяйственных культур, а именно к оборудованию для более эффективного использования семян, удобрений и пестицидов. Оборудование для переработки отходов животноводства в ценные удобрения, которые в дальнейшем применяются в сельскохозяйственном производстве, – еще один хороший пример развития датских технологий в сфере сельского хозяйства.

Датские предприятия, специализирующиеся на посевном материале, давно хорошо известны российским производителям семян. Датских поставщиков отличают высокая степень очистки и большие производственные мощности.

Оборудование производства датских компаний также используется при строительстве и модернизации российских скотобоен, мясокомбинатов и молокозаводов. Устанавливая современное датское оборудование, российский производитель обеспечивает высокие стандарты качества и безопасности продуктов питания. Датское оборудование для переработки овощных культур и рыбы также славится своим высочайшим качеством.
Повышение цен на энергоносители увеличивает внимание к развитию биоэнергетики в России. В Дании разработаны эффективные технологии производства биогаза, биоэтанола, а также отопления с использованием биомассы. Ожидается, что эти технологии в ближайшем будущем будут успешно применяться и в России.
Кроме того, датские экспортеры молочных, мясных и рыбных продуктов способствуют развитию торговли высококачественными продуктами питания между нашими странами.

Тратим деньги… со вкусом
Оставляя кризис позади, российские потребители вновь готовы к посещению магазинов.
По данным большинства торговых центров, количество посетителей стало постепенно увеличиваться, и некоторые датские игроки на российском рынке уже испытали эту тенденцию на себе.  Учитывая тот факт, что в России расположены крупнейшие торговые центры Восточной Европы (совсем недавно открылся один из крупнейших торговых центров площадью  241 тысяча квадратных метров), которые ежемесячно посещают более 5 млн. покупателей, становится вполне очевидно, что России по-прежнему есть чем привлечь датский ритэйл. 
Датский дизайн считается синонимом хорошего вкуса, а датские товары отличаются высоким качеством. Это убеждение благоприятно сказывается на таких секторах, как мода, ювелирные изделия, мебель и дизайн интерьера, в которых Дания особенно сильна. Ключом к успеху в розничной торговле является, естественно, грамотное позиционирование и сотрудничество с подходящим поставщиком. При выполнении этих требований датские компании показывают, что даже в условиях кризиса можно достичь рекордных продаж. Благодаря растущему среднему классу и повышению уровня доходов, в 2009 году продажи в датской обувной отрасли достигли рекордного уровня, а датские розничные компании fashion-индустрии продолжают завоевывать российский рынок, открывая все больше магазинов как в Москве и Санкт-Петербурге, так и в регионах.

Сотрудничество в области здравоохранения
Россия стоит на пороге серьезной реформы здравоохранения, требующей привлечения знаний и опыта извне для создания эффективной и стабильной системы. Датская модель здравоохранения, также как и датские фармацевтические компании и их технологии представляет особый интерес.

В данный момент медицинский комплекс представляет особый интерес со стороны России в связи с целым рядом причин. Во-первых, Россия нацелена на развитие отечественной фармацевтической промышленности, в связи с чем использование успешного зарубежного опыта представляется особенно актуальным. Во-вторых, на сегодняшний день наблюдается общий недостаток медицинского и фармацевтического оборудования, а также отсутствуют механизмы, обеспечивающие эффективное функционирование системы здравоохранения. В связи с этим представляется необходимым уделять особе внимание развитию сотрудничества между датскими медицинскими и фармацевтическими компаниями и российским сектором здравоохранения, в том числе между университетами и медицинскими учреждениями.

Таким образом, существует не только перспектива обмена опытом и ноу-хау в сфере медицины, но определенный интерес представляет и экспорт конкретной техники из Дании в Россию. Лабораторное и эндоскопическое оборудование, а также другие виды медицинской техники – это еще одна сфера, в которой возможно развитие сотрудничества.

«Северный поток», энергетика и экология
Обе страны придают большое значение сотрудничеству в области энергетики. Положительным примером его является строительство газопровода «Северный поток». Запланированный маршрут должен пройти от Выборга на российской территории до Грейфсвальда в Германии по дну Балтийского моря. Опираясь на национальные правила прокладки трубопроводов по дну Северного моря, Дания стала первой страной, выдавшей разрешение на строительство газопровода.

В 2006 г. ОАО «Газпром» и датская компания «Донг энерджи» подписали 20-летний контракт на поставку одного миллиарда кубических метров газа в Данию и 600 миллионов кубических метров газа в Россию.
На сегодняшний день сектор энергетики переживает бурный этап развития. Правительство России обратило внимание на сферу энергетики и окружающей среды, приняв в 2009 году закон об энергоэффективности и утвердив общенациональную стратегию энергоэффективности до 2030 года, таким образом, признавая необходимость   эффективного использования энергии и щадящих технологий. Подобный интерес к энергетической отрасли создает благоприятные условия для датских компаний, которые разрабатывают системы уличного освещения, оптимизируют отопительные системы, модернизируют котельные в больницах, школах и муниципальном жилье.

Большое внимание, уделяемое вопросам энергоэффективности и энергосбережения, привело к появлению новых возможностей для налаживания сотрудничества датских и отечественных компаний, а также реализации ряда проектов в области энергетики в ходе работы с муниципалитетами и региональными центрами энергоэффективности.

Но это только начало пути, потому что именно двусторонние отношения на правительственном уровне делают российский рынок более доступным и более интересным для датских компаний. Новые законы и инициативы, принятые российским правительством, способствуют росту спроса на ноу-хау, которыми обладают датские компании.

Некоторые из проектов, разработанных датскими компаниями, включают реконструкцию и модернизацию котельных, улучшение системы отопления в школах, детских садах и больницах, реконструкцию систем водоснабжения и водоотведения.

Внедрение высоких технологий
На протяжении последних лет Дания зарекомендовала себя как одна из наиболее технологически развитых стран в мире. Дания занимает первое место в Рейтинге готовности к электронному развитию, составленному  экспертами консалтингового подразделения журнала The Economist – Economist Intelligence Unit в 2009 году, что наглядно демонстрирует способность государства получать выгоду от развития информационных и коммуникационных технологий.

С 90-х годов до настоящего времени датское правительство выделило свыше 250 млн. долларов США на более чем 1300 административных и технических отраслевых проектов в рамках сотрудничества с Россией. Как правило, датские инвестиции приходят на российский рынок одновременно с внедрением передовых технологий и инноваций. Стремление к простоте в сочетании с максимумом возможностей применения делает датские товары и технологии незаменимыми во многих сферах экономики.

Одним из наиболее важных конкурентных преимуществ датских компаний являются уникальные проектные решения, которые, прежде всего, проявляется в минимализме. Датчане стараются создавать простые в использовании и небольшие по размеру устройства, в то же время обладающие максимальным набором функций. Как следствие, в Дании проводится много исследований в наносфере, развиваются нанотехнологии и разрабатываются инновационные решения в тесном сотрудничестве с промышленностью. Российская корпорация нанотехнологий (РОСНАНО) заинтересована в развитии партнерских отношений с датскими центрами нанотехнологий, а также в участии в ежегодном Международном форуме по нанотехнологиям в России.

Сегодня модернизация экономики имеет первостепенное значение для России, в связи с чем широкое использование передового технологического и инженерного опыта датских компаний становится более актуальным, чем когда-либо.

Датско-российские культурные связи
Культурные связи между Данией и Россией активно развивались на протяжении более 500 лет после установления дипломатических отношений в 1493 г.

Еще во времена викингов датчан манила неизвестная огромная страна, обогащавшая их новыми культурными импульсами и впечатлениями. В XVIII в. при дворе Екатерины II работал художник Вигилиус Эриксен (1722—1782), создавший  классические портреты императрицы. Широко известны скульптурные портреты русской аристократии, принадлежащие Бертелю Торвальдсену (1768—1844), представленные не только за рубежом, но и в российских краеведческих музеях. 

Датский художник Лауриц Туксен (1853—1927) на знаменитом полотне запечатлел  «тестя всей Европы» Кристиана IX в окружении близких, среди которых глаз останавливается на фигурах русского императора Александра III и его супруги, Марии Фёдоровны. Не менее известны принадлежащие Туксену картины бракосочетания Николая II  и его коронации.

По заказу императорского дома в это время создаются великолепные образцы датского королевского фарфора «Flora Danica» для Зимнего дворца.

В XIX — начале ХХ вв. классическая русская литература широко переводится и обсуждается в Дании, а произведения датских писателей приобретают популярность в России. В 1830—40-е гг. на датском языке выходят Пушкин, Карамзин, Лермонтов и Гоголь. Во второй половине XIX в. последовали издания Тургенева, Толстого и Достоевского, а в начале ХХ в. на датский были переведены Чехов и Горький.

В России самым популярным датским писателем был и остаётся Ханс Кристиан Андерсен (1805—1875). Ещё в 1840-е гг. вышел перевод на русский романа Андерсена «Импровизатор», заслуживший отзыв знаменитого литературного критика В. Г. Белинского, а в 1863 г. на русском языке впервые вышли его сказки. Сам Х. К. Андерсен тоже интересовался Россией, хотя и никогда в ней не был. Вместе со своими соотечественниками в порту Копенгагена он провожал принцессу Дагмар в далёкую страну и посвятил этому событию стихотворение: «Прощай, принцесса Дагмар, ты уезжаешь к величию и блеску».

В дореволюционной России получили признание книги датского мыслителя Сёрена Киркегора (1813—1855). Первоначально в России с ними знакомились по немецким переводам. Сейчас наблюдается возрождение интереса к творчеству философа, издаются новые переводы его произведений, теперь уже с датского языка, его философское наследие входит в обязательную университетскую образовательную программу.
В первой половине ХХ в. большую популярность в России завоевал  однофамилец знаменитого сказочника — Мартин Андерсен (1869—1954),  писавший под псевдонимом Андерсен-Нексё. Ещё до начала первой мировой войны в русском переводе вышли три тома «Пелле-завоевателя», а в 1920-е гг. в СССР широко издаются его романы, рассказы, и путевые заметки, получившие признание М. Горького.

Переводятся и издаются произведения Георга Брандеса,  Х.К.Браннера, Мартина А. Хансена, Якоба Палудана, Ханса Кирка, Кнуда Сённербю, Х. Понтоппидана, Вилли Сёренсона,  Клауса Рифбьёрга, Е. Грёндаля, Сюзанны Броггер, Стига Далагера и, конечно, всемирно известной Карен Бликсен (1885—1962) . В наши дни особое признание российского читателя заслужил Питер Хёг (р. 1957), его произведения неизменно получают высокую оценку и критики и читателей. Готовятся переводы и других современных датских писателей, среди них - романы Кирстен Торуп, Иселин Херманн, Иды Ессен и др.

После подписания в 1993 г. Соглашения о сотрудничестве в области культуры и образования культурное сотрудничество обретает новые направления и формы. В частности, оно позволяет развивать активный обмен студентами и экспертами в самых разных областях образования, науки, архивного дела, а также представлять самые актуальные культурные проекты.

В 2003 г. в Санкт-Петербурге был открыт Датский институт культуры, активно развивающий культурное сотрудничество между Данией и Северо-западным регионом России.

Дания стремится представить свои самые современные достижения в  архитектуре, дизайне, изобразительном искусстве, драматическом театре, литературе, кино, балете, опере, музыке и, конечно, культуре для детей.

Особенно интенсивно сотрудничество развивается в следующих приоритетных областях культурного взаимодействия.

Кинематограф. В последние 15 лет датское кино представлено в России во всём его многообразии: и классик мирового кинематографа К. Т. Дрейер, и фильмы знаменитой «Догмы», и кино для детей, и даже лучшие дипломные работы выпускников Датской национальной киношколы неизменно пользуются успехом у российской аудитории. Традицию фестивалей датского кино в России продолжает в 2010 г. фестиваль «2. Датская волна», который после Москвы и Санкт-Петербурга пройдет во многих городах России.
Театр для детей. Сотрудничество в сфере театра для детей ещё со времён СССР остается одним из приоритетных направлений в российско-датских культурных связях, которое в последние годы существенно расширило свою географию. Не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и в Великом Новгороде, Салехарде, Перми и Беслане датские театры для детей показали то, что особенно востребовано сегодня в России: маленьким зрителям показывают спектакли, которые говорят о серьезных и трудных вопросах, при этом, в датской традиции, спектакль не воспитывает и поучает, а даёт детям редкую возможность эстетического и культурного переживания. Участие в крупных российских и международных фестивалях, таких как «Большая перемена», в Москве и Перми, «Арлекин» в Санкт-Петербурге, «Я-Мал, привет» в Салехарде и других  позволяет не только показать спектакли, но и провести творческие и переводческие мастерские и дискуссии с российскими коллегами.
Литература для детей. Также как и театр, датская литература для детей находит свою аудиторию в России. Среди новых недавно переведенных и изданных авторов назовем Енса Сигсгорда, Арне Унгерманна, Якоба Мартина Стрида и Кима Фупц Окесона. Новая книга для детей известной датской писательницы Иды Ессен выходит  на русском и датском языках с иллюстрациями российской художницы Анастасии Орловой.
Архитектура и дизайн. Это ещё одна область активного сотрудничества. Дания традиционно участвует в крупнейших архитектурных выставках «АРХ МОСКВА» и «Архитектурных Биеннале», представляя полноценные концептуальные проекты, что позволяет создавать и поддерживать тесное взаимодействие с российским партнёрами на постоянной основе.

Симфоническая и современная музыка, изобразительное искусство и contemporary dance. Эти виды искусства также хорошо представлены в российском культурном ландшафте: российские симфонические оркестры Москвы, Красноярска, Санкт-Петербурга с удовольствием исполняют произведения датских классиков Н. Гаде и К. Нильсена, датские рок-группы и музыкальные коллективы Nephew, Muse, Dune, Alpha Trio, Stekpanna, джазовые ансамбли и солисты участвовали в фестивалях («Афиша Пикник», «Терем») и выступали в филармониях и клубах во многих российских городах.

Современное изобразительное искусство Дании и видеоарт также интересны российской публике. Работы признанного видеоарт-художника Еспера Юста были показаны в Красноярске, Москве и Санкт-Петербурге, выставка датской графики из собрания художественного музея Силькеборга  проходила в Чувашии, датские художники участвуют в «Биеннале современного искусства» в Москве.
Дания хорошо представлена на фестивальных площадках contemporary dance, особенно в Москве, Санкт-Петербурге, Калининграде, Екатеринбурге, Казани и Костроме. В 2010 г. совместный проект выпускника Датской национальной школы contemporary dance Мартина Форсберга и Школы Танца ЦЕХ «РАБОТА» включен в Russian Case «Золотой маски».

Большой интерес российской публики вызвали новые постановки классических датских балетов великого датского хореографа Аугуста Бурнонвилля (1760—1843). Известный датский хореограф Франк Андерсен поставил балет «Неаполь» на сцене Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, а в Большом театре идёт «Сильфида», датско-российский проект признанного российского балетмейстера Алексея Ратманского и датчанина Йохана Кобборга. 

Ещё одна приоритетная сфера сотрудничества – это охрана окружающей среды и изменение климата. Выставка «По городу на велосипеде! Мечта? Реальность! («Dreams on Wheels») с успехом прошла в Москве и будет показана жителям Санкт-Петербурга в День города.

Представленные направления датско-российского культурного ландшафта позволяют показать самые яркие и востребованные образцы современной культуры Дании в России, что дает надежду на открытие новых, не менее интересных и взаимообогащающих областей культурного сотрудничества двух стран.